Мы в соц. сетях
Вступившим в наши группы ВК, FB, ОК - подарки при покупке проектов!
Контакты

ООО «Архитектурно-дизайнерская студия «Альфаплан»

Адрес:
Санкт-Петербург,
Большой пр.П.С., д.80, оф.13Н
Телефон:
+7-(812)-347-5357
+7-(812)-927-8702
8-800-250-0597 бесплатный звонок из регионов
E-mail:
[email protected]

www.Alfaplan.ru
www.Альфаплан.рф

Подробнее >>

Поделиться ссылкой:

"Дом - это отдвинутая граница души".

М.Жванецкий

 

 

 

 

«Что только не было обещано человеку: страна Утопия, коммунистический рай, новый Иерусалим и даже далекие планеты. Но он всегда хотел лишь только одного: собственный дом с садом».

Ж.К. Честертон, 1920

от
до

Джон Генри / John Henry. Возрождение исторических стилей

14.03.2008

О воспроизведении исторических архитектурных стилей: быть или не быть исторически «правильными»

Понятие "исторический стиль", как правило, относится к стилям, основанным на греко-римских или готических мотивах, получивших развитие во время эпохи Ренессанса. Технически этот термин может использоваться для обозначения любого архитектурного объекта от античности до момента возникновения последних веяний, отмеченный исключительной новизной с художественной или материальной стороны, обычно ассоциирующийся с определенным историческим периодом и присущей этому периоду социальной, культурной и политической системой. Исторический стиль несет негативное отношение среди теоретиков-модернистов, потому что он подразумевает заимствование ранее установленного способа оформления и строительства, возникшего, конечно, до рассвета Движения Модерн.



Модернизм

Основополагающим постулатом модернистского мышления является утверждение, что вся современная архитектура должна "принадлежать нашему времени", под этим подразумевается, что архитекторы должны использовать только самые современные технологии, материалы и способы строительства, чтобы разрешить основную "проблему" программных пространственных/ строительных требований. Результатом может стать исключительно логичная, рациональная форма.

Такая "архитектура" чистой функции не является и не может являться свободной; она не может основываться на заранее определенных эстетических принципах или на композиции. Красота, насколько возможно, является результатом механического процесса, который был выверен настолько, что все архитекторы могут применять одинаковые проектные процедуры ко всем проектам и получать при этом одинаково приемлемые результаты. Эта методология произвела отдельные поразительно смелые и оригинальные примеры, созданные руками наиболее выдающихся приверженцев этого стиля, однако, в общем и целом, оставила после себя посредственные а иногда и варварски неуместные работы, как в жилых, так и в коммерческих областях строительства. И если мы должны полагаться только на самые современные материалы и технологии (стекло, сталь, пластик, железобетон, и т. д.) как мы должны определить дату, начиная с которой мы ведем отсчет дозволенного — 1840, 1940, 1980, прошлый месяц, прошлый год, прошлая неделя или вчера?

Классицизм

В соответствии с модернистским мышлением, вся архитектура, подверженная классическому влиянию того или иного рода, не может "принадлежать нашему времени" и является архитектурным пережитком, несостоятельным, как минимум, с интеллектуальной точки зрения, и непригодным для воспроизводства в какой бы то ни было форме и по какой бы то ни было причине.

Классицистская точка зрения заключается в том, что трехтысячелетняя история не может быть упразднена каким бы то ни было псевдоинтеллектуальным доводом. В отношении производительности позволяются небольшие отступления от этой традиции на непродолжительный период времени (например, для восполнения недостатка в жилых помещениях и инфраструктурных объектах после мировых войн).

Также считается, что во времена мира и процветания поворот в сторону "классического искусства" неизбежен; что архитектура в большей степени является общественным видом искусства, чем частным; что должен соблюдаться баланс между общественной и частной сферами, и что подходящая архитектура настолько развита и занимает такое место, которое предлагает полный набор выразительных средств - вечный язык классической архитектуры - способный удовлетворить практически все городские, коммерческие, общественные и частные строительные потребности будущих поколений.


"Я надеюсь, что наше нежелание отказаться от традиционной архитектуры в наших домах, приведет нас к пересмотру классической традиции также и в нашей общественной жизни".
Алвин Холм, Американский Институт Архитекторов

Постмодернизм

Это недавнее (15-20 лет) движение было основано на преобладающих социальных и политических переменах в направлении многообразия личного и художественного выражения. Если модернизм, очевидно, заходил в крайности в своей программе, то в постмодернизме допускались и другие взгляды, плоть до повторения прошлых форм.

В начале практикующие архитекторы, которые использовали классические элементы в своей работе, могли попасть под шквал нападок со стороны теоретиков и архитектурных критиков. Такие примеры должны были подаваться с иронией или с интеллектуальными оговорками - преувеличениями, нарочито несоразмерными частями здания, "игривыми" нагромождениями, иррациональной организацией архитектурных элементов и т.д. - чтобы смягчить нападки идеологов модернизма.

В действительности, постмодернизм стал ответом на потребность отказаться от строгой догмы модернизма или, по крайней мере, смягчить ее. Это был первый шаг к тому, чтобы задобрить разочарованную общественность, ту ее часть, которая устала от бесконечных банальностей модернизма, прячущихся за метафизической завесой. Больше никаких пустых стен, бездушного бетона и стекла. Больше никаких коробок и отвергнутых деталей.

Параллельные размышления в философии и социологии привели к появлению культурного релятивизма, отражение которого мы видим в современной архитектуре. "Создание своеобразных работ с "цитированием", "иронией" и т.д. перестали быть "обязательной связкой между означающим и означаемым, между произносимым словом и объектом" (Деррида), привели к неизученным сочетаниям, которые в свою очередь ведут к дальнейшим причудливым произведениям деконструктивизма.

Никаких правил, никаких зависимостей от технологий, никакого строительства на основе достижений, которые считались непременными в прошлых поколениях - только свободный поиск нового, удивительного: принадлежность моменту.

"Так лжет безумие". Кристофер Норрис


Настоящее положение

Сейчас проблема заключается в том, что ненасытная и медленно перевоспитываемая общественность требует большего, чем может предоставить профессия: эпохальное произведение, подлинное в духе, стиле и в деталях.

Постмодернистский архитектор - то есть практически все архитекторы, работающие сегодня - имеет лишь очень ограниченное представление о создании классической или готической архитектуры, о фундаментальной форме произведения той или иной эпохи, или не имеет его совсем. Долгое время не проводилось обучения простейшей теории, за исключением сухого описания развития от египетских пирамид до парижской оперы, и то это имело место только в последние 20 лет.

Вальтер Гропиус, один из основоположников конструктивизма, преподававший в Гарвардском университете в начале века, настаивал на том, что необходимо "начинать с нуля". Представители архитектурной профессии в наши дни плохо знакомы с исторической архитектурой. Академическая среда способна лишь смягчить их беспомощное положение, пытаясь найти подход к преподаванию всего объема классической архитектурной теории. В наши дни практическое использование стилей эпохи означает самостоятельное исследование и обучение, наблюдение и постоянную практику. Попытки притвориться, что это достижимо иными путями, оказываются несостоятельными и зачастую приводят к нелепым результатам.



Оригинальность

Таким образом, архитектор, который использует элементы стилей эпохи, призывает исторический дизайн на службу современных потребностей и желаний. Каждый раз, когда мы разрабатываем и строим, представляя оригинальность нашей работы, лицемерно было бы утверждать невежественность всего предыдущего. Преднамеренное игнорирование великих творений прошлого - признак глупости. Каждое произведение архитектуры является частью эпохи, если только наши представления о земном притяжении, об окнах, дверях, потолках не изменились, или не изменяются день ото дня. Мы всегда строим вариации или очень близкие копии того, что мы строили раньше. Все остальное - анти-архитектура: деконструктивизм является одним из таких проявлений.

Представьте себе писателя, драматурга или даже музыканта, который должен изобрести совершенно новый язык, новое письмо для сочинения произведения, чтобы получить право называться оригинальным. Такое представление абсурдно. Художник использует тот же язык с соответствующим синтаксисом чтобы донести свои мысли до аудитории, но рассказывает при этом другую или в чем-то отличную историю.

Синтаксис колонны или стены, островерхой крыши, крыльца или аркады, балки или арки - и множество оригинальных вариаций на пути эволюции этих элементов - отточен тысячелетиями и остается важнейшим источником вдохновения и моделью для любой современной работы, будь она построена по канонам исторических стилей или по канонам модернистики.

Строит ли архитектор из дерева, камня или стали, составные части остаются теми же, идеальная модель неизменна. Можно убрать элементы, призванные украшать: избыточные балки, отделку и лепнину, призванные подчеркнуть и связать во едино отдельные части, но в конечном итоге синтаксис остается прежним. Посмотрите, например, насколько Дворец Фарнезе в Риме напоминает современное офисное здание, в особенности сейчас, когда с целью экономии энергии сокращается применение стекла. Более того, почему современные металлические конструкции напоминают деревянные каркасы по форме и принципам соединения?



Архитектура жилых домов

В области жилищного строительства склонность к произведениям модернизма или постмодернизма проявляется крайне редко. Несмотря на все перемены в стилях художественного выражения, будь то в живописи, скульптуре, кинематографе или в музыке, форма жилого дома осталась сравнительно постоянной. Только когда простой дом превращается в виллу, дворец или особняк, стиль становится осознанной целью. В остальных случаях здания остаются типичными для традиции того или иного региона. Эти типичные формы могут перерождаться или исчезать совсем, будучи забытыми или, что более вероятно, из-за внешнего влияния (навязывания определенного стиля) или по причинам стоимости или доступности.

В настоящее время, большая часть строительства в этой сфере отличается расхлябанностью, небрежностью и нередко представляет собой фарс и гротеск. Это результат простого отсутствия у практикующих архитекторов образования в области правил и теории пропорций и композиции (эти термины попали под запрет модернистов), и еще более печальных обстоятельств развития культуры пригородной застройки.

Более 90% домов на окраинах городов спроектированы чертежниками-сотрудниками крупных компаний-застройщиков или "проектировщиков жилых домов", которые привлекаются со стороны и работают за комиссию. Их подготовка практически начисто лишена теоретической составляющей касательно исторических стилей. Даже архитектору, стремящемуся к классицизму, или дизайнеру, работающему в стиле одной из эпох, невозможно установить связь с миром академических изысканий или с "мастером", которые позволили бы ему должным образом понять традицию.



Греко-романские и готические модели

Как уже упоминалось в начале, обычно мы говорим об образцах исторических стилей, созданных по греческим и романским образцам, появившихся по всей Европе после эпохи Ренессанса. Когда мы говорим о французском, итальянском, средиземноморском, английском, голландском и т.д. стиле, мы имеем в виду архитектуру после Ренессанса, типичную для определенной страны в определенный исторический период. Тем не менее, не так уж просто классифицировать периоды, потому что искусство постоянно меняется от поколения к поколению и даже в течение жизни одного человека.

Искусство и архитектура могут достичь высокой точки развития, затем погрузиться в забвение, после чего они могут быть заново открыты и возвращены к жизни или умереть навсегда. Исчезновение культуры, как правило, сопровождается исчезновением ее искусства. Египетское искусство и архитектура вписываются в определенные хронологические рамки. После того как померкло могущество последних египетских царств, их художественное наследие не находило признания за границей. Критское царство было уничтожено землетрясением и цунами; артефакты, найденные в городе Кносос, особенно перевернутая колонна, не имеют аналогов нигде в мире. Народ этрусков исчез практически бесследно, а с ними и их архитектура. К счастью, римляне настолько высоко ценили останки некогда гордо высившегося акрополя в Афинах и наследие ионийцев, что строили на их основе свои здания из кирпича, известкового раствора и штукатурки, а также из обтесанного камня.

Тем не менее, после 500 лет завоеваний и славы поражение со стороны готов низвергло их шедевры во тьму забвения и разрушения. Прошла еще тысяча лет, прежде чем великолепные храмы, форумы, амфитеатры и бани были вновь открыты, скомпанованы, восстановлены и реставрированы, став идеальными моделями для возрождения классической архитектуры на протяжении последующих эпох. Более поздний период, получивший название романского (состоящий из римского и византийского стилей 11 и 12 века) предлагает нам массу деталей и дарит красоту, которая вдохновила архитектора Эдисона Мицнера, работавшего в штате Флорида, использовать в своей работе сочетание тосканского камня, штукатурки и черепицы и создать, таким образом, уникальный средиземноморский стиль жилой архитектуры. Архитекторы последующих поколений продолжают пользоваться плодами его работы.



Эволюция и эпохи

В то время, как каждая европейская страна в 15-16 веках интерпретировала интерес Ренессанса к греческой и римской архитектуре и искусству, им приходилось строить на основе уже существовавших уникальных архитектурных принципах или отказаться от них. Это обусловило возникновение готического стиля в Нормандии. Римляне считали готов варварами и относились к их архитектуре соответственно. Таким образом, начался образовываться разрыв между классической традицией Греции и Рима и "современным" готическим стилем (уникальный метод каменного строительства, существовавший уже 400 лет к тому моменту, как получил новую популярность в 19 веке). Этот разрыв заставлял академиков и практиков пускаться в теоретическую полемику снова и снова в на протяжении 17 и 19 веков. (Наши современные методы строительства, в общем, восходят к готической традиции в викторианской интерпретации: свободный план и как следствие неровная линия крыши).

Государственная архитектура в Греции и Риме была предназначена для общественных, а также частных коммерческих сооружений в центрах городов. и для дворцов правителей и богатого класса купцов, в то время как форма виллы, ставшая популярной благодаря Палладио, захватывала воображение тех, кто собирался строить за городом и на окраинах городов. Французы хранили свои готические традиции, поначалу перенимая стильные элементы Ренессанса, но в конечном итоге, восприняв чистую итальянскую форму с некоторыми изменениями, как, например, более крутой скат крыши. В то время как Ренессанс явно являлся продолжением римского республиканского и имперского типа (итальянские художники, архитекторы и строители не располагали средствами к исследованию эгейских эллинических мраморных и каменных храмов), только в 19 веке появились археологические данные, которые позволяли архитекторам воспроизвести чистый греческий стиль, который Римляне приняли за основу своего стиля.

В то время, как архитекторы каждой страны сравнивали свои местные строения с римской архитектурой, открытой Ренессансом, сплетались определенная личная интерпретация и изобретение нового - комбинация ремесла и образования - это накладывало явный отпечаток на уровне отдельного дома, поселения или города. "Эпоху" Ренессанса пришлось впоследствии поделить в зависимости от страны, каждая из которых стремилась интегрировать элементы древних приемов строительства в современные практики, которые в то время, т.е. в 14 и 15 веках были основаны на готических и романских формах. Тем не менее, готическая манера строительства как одно из крупнейших явлений в архитектуре развивалась вполне самостоятельно, пока не сошла на нет к концу 18 века.

Готические и классические принципы, хотя и противопоставлены друг другу теоретически, по стилю и композиции, по форме и инженерным методам, либо сочетались в разной степени, в зависимости от решения каждого архитектора в течение последовавших столетий (эклектические мотивы), либо археологически дублировались во внешних формах и основных элементах, одновременно находясь на службе у современных потребностей. Эти два основных источника Западной Традиции неоднократно возвращались к жизни на протяжении всего периода, от Ренессанаса до наших дней. У каждого из них были более и менее крупные новые формы. Основными из них были, например, Неоклассицизм или Викторианский стиль, Греческое возрождение и Перпендикулярная готика. Оба эти стиля не перестали цениться, несмотря на эксперименты модернистов. И по сей день, архитекторы предпринимают попытки осуществить свое собственное возрождение "стиля эпохи" в рамках одного проекта и по желанию заказчиков. Остается открытым вопрос: насколько хороши это возвраты: могут ли современные архитекторы, строители и мастера проектировать и исполнять работу подлинным образом.



Определение эпохи

Пытаясь определить исторические стили в архитектуре и представить себе сопряженные с этим трудности, стоит только проследить за эволюцией египетского искусства и архитектуры, чтобы понять, что в рамках исторического развития каждой страны археологи могут обнаружить пласты отличающиеся друг от друга по форме, исполнению, декоративным эффектам, по масштабу и типу. История Египта включает несколько династий, которые правили более 3000 лет. Самые ранние из них являют собой пример художественного совершенства, в то время как последние несут на себе признаки упадка. Можно утверждать, что в Египте имел место собственный Ренессанс, также как, например, возрождение в Соединенных Штатах которое обычно относят к концу 19 начало 20 века.

Попытки воспроизвести египетский стиль настолько же оправданы, как попытки строить в соответствии с американскими, французскими, английскими или итальянскими образцами. Очевидно, что необходимо более детальное деление.

Например, английский стиль эпохи Тюдоров стал художественным направлением, развивавшимся параллельно с правлением династии, от Генриха VII до Елизаветы I — период, длившийся 118 лет. Стиль эпохи Тюдоров сформировался в этот отрезок времени и может быть справедливо описан как:

"...переходный стиль между Перпендикулярной готикой и стилем Палладио. Особняки, построенные для новых торговых семейств, отличаются домашностью и обособленностью: увеличилось количество комнат, в то время как большая Зала утратила свою важность; стены украшались дубовыми панелями, а потолок рельефной лепниной, мебели стало больше. Снаружи были видны модифицированные перпендикулярные черты, например сводчатые окна с квадратным верхом, орнаментальная кладка кирпича в сочетании с деревянными брусками, конек крыши с башенками и многочисленные печные трубы, призванные создавать характерный вид.
Примерами стиля Тюдор могут служить некоторые части дворца Хэмптон Корт (начиная с 1515 г.) и здания некоторых колледжей в Оксфорде и Кэмбридже".

Стоит заметить, что это словарное определение включает комментарии относительно стиля жизни (домашность и обособленность), планировки (число комнат, размеры и перемены в использовании), деталей интерьера (дубовая облицовка и лепнина), меблировки (увеличение числа постоянной мебели), наружных форм (перпендикулярная геометрия), расположения окон (сводчатые окна с квадратным верхом), внешних материалов (кирпич и деревянные бруски) и линии крыши (конек крыши с башенками и многочисленные трубы).



Определение эпохи: материалы, планировка, композиция и детали

Такой анализ, аналогичный приведенному выше, необходим для определения основных ингредиентов периода. Общее расположение элементов зависит от эпохи. Оно отражает стиль жизни хозяев дома того времени. Статус владельца дома очевиден по масштабам сооружения, по стоимости материалов, по качеству работы, и по уровню точности исполнения декоративных элементов. Архитектура замка короля отличается от особняка лорда, который в свою очередь больше и богаче украшен, чем городской дом небольшого купца и т.д. Таким образом, даже в рамках одного периода, жилые, общественные или частные здания могут иметь различные характеристики. Элементы наиболее схожие между прочими, как правило, используют для определения стиля.

Можно заметить, как кухни обычно отделяются от официальных помещений и полностью выделяются в самостоятельные структуры. Почему? Потому что разделка туш животных и запах готовки пищи были неприятны, кроме того существовала опасность, что огонь от многочисленных печей мог перекинуться на жилые комнаты. Даже в городских домах времени Тюдоров имели отдельные кухни и надворные постройки - черта, преобладавшая до 19 века.

Приведенный план покажет, как близко животные, кладовки и комнаты прислуги расположены к частным апартаментам хозяина. Можно заметить какими большими стали отдельные комнаты по отношению друг к другу, как эти встроенные клозеты не использовались, вместо этого комоды и гардеробы переносились из других домов и обратно. Секретные проходы, разделение комнат прислуги, хлевов, гардеробов, медицинских комнат, прихожих, могут быть определено как относящиеся к определенной эпохе.

Строительные материалы: как обтесан камень, какого цвета и какого типа покрытие на крыше, конечная отделка и текстуры, использование дерева и отделки, применение лепнины, и обрамление панелями все это является признаками определенной эпохи. Высота и ширина комнат, соответствуют ли они определенным соотношениям, материал покрытия пола, украшение потолка, количество позолоты, типы окон и общий дизайн также служат признаками своей эпохи.



Интерьеры эпохи

Интерьеры эпохи трудно определить, когда дело доходит до мебели и аксессуаров. Архитектура интерьера, как правило, следует за другими уровнями, хотя последующая переделка с целью соответствовать текущей моде, перемена стиля интерьера в отношении к профилю, отделке, декоративным панелям и потолку иногда делают невозможным определение того, что первично, без того чтобы обследовать слой за слоем.

Мэри Гиллиант (архитектор исторических стилей) отмечает, что проблема определения стиля связана с оформлением интерьера:

"Если только вы не являетесь специалистом в стиле оформления, связанном с различными периодами, может оказаться непросто различить или даже распознать различные компоненты, вместе составляющие определенный стиль. Помимо интерьеров, изображенных на ранних картинах (особенно на полотнах голландской и фламандской школ), и домашней обстановки, которую можно заменить на заднем плане ранних портретов, существует очень мало сведений о том, как же на самом деле могли выглядеть интерьеры до второй половины 18 века".

Архитекторы и оформители интерьера, как правило, сверяли стиль наружной архитектуры с внутренним, до тех пор, пока не вошли в моду экзотические контрасты и смешение подходов различных стилей. Эти перемены получили широкое распространение во времена эклектических вариаций в 19 веке. Исторические стили неоднократно подвергались нападкам, когда академики увлеклись дикими экспериментами, которые характеризуют столетие, в течение которого ни один стиль не мог предъявить прав на преобладание.

Реакция на строгость симметричного расположения комнат в классицизме привела к распространению "картинной" или романтической модели, основанной на готическом стиле и характеризующаяся меньшими по размеру домашними структурами. Дворцы, отели и огромные особняки, тем не менее, сохранили французские и итальянские влияния Ренессанса в интерпретации мастеров изящных искусств с конца 17 до конца 19 века. Однако, такой свободный способ планировки пространства интерьера был с удовольствием воспринят викторианцами, чей дух мы вобрали в наше время практически для всей нашей домашней архитектуры, как современной, так и искаженной классической.



Экстерьеры эпохи

Профили, соответствующие планам, считаются наиболее надежными в определении эпохи. Симметричный профиль, как правило, основан на греко-римской модели. Фронтон храма является определяющим элементом. Готический стиль тяготеет к асимметрии в применении к жилым постройкам (большая часть соборов были симметричными, за исключением башен, они зачастую дополнялись различной кладкой в разное время, асимметричными соборы могли быть, если их расширяли или изначально были вынуждены построить так из-за формы окружающей застройки).

На чем стоит структура, на плинте или на цокольном основании? Что предоставляют собой колонны, поддерживающие арки или прямой антаблемент? К какому периоду относятся способ отделки и детали, к средневековью, неоклассицизму или викторианской эпохе? Речь идет об Американском Викторианстве или о Британском Эдвардианстве? Пропорциональны ли колонны в соответствии с Законами, описанными Витрувием, или в соотношении их ширины, высоты и в расстояниях между ними допускаются вариации, и не могут ли клинчатые кирпичи арок указывать на Арт-Нуво или может быть Арт-Деко?

Конек крыши, высота и ширина окон, обработка камня и декоративных элементов, форма печных труб, пропорции стен по отношению к окнам - все это вместе взятое создает определенный исторический стиль. Отношение деревянных панелей и отделки к камню или кирпичу также важно. Размер отдельных фрагментов кладки, как глубоко находится скрепляющий раствор, тип соединения и рисунок в который складываются камни или кирпичи, все важно для определения стиля. Створчатые ли окна, сколько петель, одна или две, и т.д.?



Персональный стиль

Стиль эпохи может быть отнесен к отдельному архитектору или даже к отдельному оформителю интерьера. Мастера, также как и архитекторы путешествовали из одной страны в другую, таким образом, создалась потребность в дальнейшем разграничении. Итальянские архитекторов приглашались для работы при французском и английском дворах. Английских архитекторов нанимали в России. Работы Палладио имели узнаваемый стиль, который получил распространение по всей Европе через его "книгу планов" Quattro Libri dell'Architettura, опубликованную в 1570г. Можно говорить о Мизианском, Корбузьеанском, Райтианском стилях и о стиле Микеланджело.

В случае с Райтом, необходимо уточнить, о каком периоде его жизни идет речь. Его ранний "стиль прерий" отличается от международного стиля особняка "У водопода", или от более позднего модернистского здания музея Гугуегейма. Его первые малоизвестные заказы того времени, когда он работал в архитектурном бюро "Адлер и Салливан", на самом деле были возрождением стиля эпохи Тюдоров и колониального стиля!

Теперь мы можем говорить об интерьере Марка Хэмптона или о дизайне Гери. Мы знаем, что каждая личность стоит за конкретной точкой зрения, в то время как их работы приобрели широкую популярность.

В последние годы видно все яснее, что в рамках одного периода работа конкретной личности становится определяющим фактором. Таким образом, внутри движения модерн Мендель явно отличается от Групиуса, русские структуралисты отличаются от итальянских футуристов, Пол Рудольф не таков, как Рихард Майер, у постмодернистов есть Майкл Грэйвс и поздний Чарльз Мор, которых объединяет ирония, но не качество. Внимание Роберта Штерна и Рикардо Бофила к аутентичности не настолько академично как у Аллена Гринберга. Архитектор Людовика XVI обращался с игривыми украшеньями иначе, чем его предшественник, при Людовике XIV. Стиль последнего менее вычурный. Апартаменты Генриха V не разделяют декоративной атмосферы комнат Генриха VIII, а покои Елизаветы I стали поддаваться влиянию нового стиля Ренессанса.



Создавая жилище в историческом стиле

Очевидно, что наши представления и понимание элементов исторических стилей едва ли вполне аккуратны. Уровень детализации и должного распределения теории и практики классической и готической архитектуры отсутствуют в большей части учебных планов архитектурных факультетов практически всех американских университетов, и нередко даже за границей (поскольку все в полной мере вкусили плоды движения модерн). Большинство архитекторов должны либо отправиться за границу, чтобы своими глазами увидеть тончайшие детали, мастерство и общий подход, или, что хуже (поскольку это уже "третье поколение") - посетить колониальные постройки до 40 годов в этой стране, чтобы стать свидетелями наилучших образцов. Кроме того, или вместо того, можно положиться на справочные издания, которые к счастью появляются все в большем количестве и посвящены самым разным историческим стилям и стилям эпох. Только два или три американских университета предлагают всеобъемлющие курсы по классическому строительству.

У нас имеется смутное представление о нашем "Французском деревенском", "Английском Тюдор", "Средиземноморском" и "Современных" стилях, по крайней мере, это то, как последняя обойма модных дизайнеров интерпретирует положение для того, чтобы его легче было усвоить. То, что они по большей части крайне неадекватны в исполнении достойно сожаления. Факт остается фактом: хорошая работа в историческом стиле стоит дороже и ее воссоздание занимает больше времени, чем недопеченные "переходные" стили, заполняющие зазоры. Создаются лишь единицы первоклассных построек. Наши современные дома "по индивидуальным проектам", в большинстве своем недобросовестно построенные, сведенные к стандарту, куцые подражания настоящей исторической архитектуре.

Дом Вандербилтов, Билтмор, в Ашенвиле, штат Северная Каролина - это практически идеальный пример работы в историческом стиле. Спроектированное Рихардом Моррисом Хантом, это процветающее поместье стало кульминацией тяжелого опыта и обучения. Хант был одним из немногих американцев, посещавших престижную на международном уровне парижскую школу изящных искусств на стыке столетий. Это ведущее учебное заведение Франции, где учат изобразительным видам искусства. Здесь он изучал исторические стили, делая зарисовки целых зданий и классических элементов изучая теории пропорций и композиции, принципы осевой симметрии и создавая чудесные воображаемые проекты, состоящие из дворцов, общественных заведений, казино, мостов, фонтанов и т.п. В системе обучения в мастерской Мастер мог передать ученикам как можно больше знаний и навыков, как в теории так и в технике. Древние и лучшие из современных зданий подвергались анализу, напоминающему то, как студенты-медики препарируют человеческое тело.

Билтмор - это французский дворец эпохи Ренессанса, основанный на проекте дворца Фонтенбло Франсиска I. Хант умело на месте переработал все классические пропорции и декоративные детали, сочетая каменную облицовку с современными материалами (монолитные бетонные стены, электричество, лифты, стальной каркас крыши, современная канализация и т.д.). Хотя Хант был способен осуществить нововведения "принадлежащие этому времени", используя современные материалы, он и его заказчик вместо этого создали утонченный шедевр американской архитектуры.

Невозможно покинуть Билтмор без такого ощущения, словно ты побывал в 1890-х годах и вместе с тем в эпохе французского Ренессанса. Эффект достигается истинной работой в историческом стиле, сочетающей в себе дух, детальность и великолепную концепцию в смысле выбора места, компоновки архитектурных масс и пропорций. И все же, достаточно ли это аутентично? И может работа мастеров и внимание к деталям сравниться с чем бы то ни было, построенным начиная с середины 20 столетия?

Билтмор был весьма дорогостоящим предприятием и пришел к завершению достойным восхищения, с точностью и грацией. Однако, даже более скромные особняки, которые предшествовали ему до начала века, имели более убедительное исполнение, чем любая из наших современных построек, в первую очередь благодаря преимущественно академическому подходу - несмотря даже на весьма эклектичную моду тех времен. Просто архитекторы были лучше образованы и имели лучшую подготовку, у них была возможность соприкоснуться с источником, и таким образом сделать собственную оригинальную работу по-настоящему уникальной в "правильной " манере эпохи.



Аутентичность

Американский Ренессанс длился с средины 19 века до 1920-30-х годов, когда промышленники и купцы, Медичи искусства и архитектуры, построили резиденции самого высокого качества, вдохновленные прославленными стилями эпохи, берущими начало в греко-римских и готических моделях. Оригинальность, продемонстрированная выдающимися архитекторами тех дней Каррере и Гастингсом, Ричардсоном, Маккимом, Мидом и Уайтом, а также Хантом проявилась в поразительных композициях, начиная от академической передачи до эклектичных комбинаций нескольких стилей. Оригинальность и взрыв творчества были очевидны в их манере.

Поиск верного или универсального стиля и настоящая "американская" архитектура характеризуют тот период. Приверженцы "современных" стилей в наши дни обязаны своей свободой экспериментам этих архитекторов-эклектиков, которые первыми разработали свободный план, прикрытый элементами той или иной эпохи. Классические фронтоны пробрались на свободные силуэты, готическое смешивалось с греческим, веретенообразные и лиственные орнаменты сочетались с мавританскими арками.

Чтобы быть аутентичным, необходимо "заморозить" определенный период и воссоздать как можно точнее каждый аспект, начиная с планировки этажей и заканчивая внешней компоновкой и деталями. Джиллиат высказал самую суть: "Совершенно независимо от величины бюджета и стиля жизни, ключевым должен быть вопрос, насколько далеко ты можешь зайти в своих попытках воссоздать прошлое?"

Очевидно, мы отклоняемся от исторического слиля, включая удобства и технические достижения в проекты созданные задолго до начала эры кондиционеров и центрального отопления, удобных туалетов и ванных, электричества, телевидения и телефонов (в течение долгого времени вместо них использовали колокольчики с привязанной веревкой) и отделения кухонных принадлежностей. Или все-таки нет? Стали бы мы подражать "оригиналу" или манере, в которой архитектор одного из периодов Возрождения интерпретировал определенный стиль по собственному вкусу и в духе своего времени? [Эта последняя фраза служит философским основанием гештальта, что ревность модернистов требует узаконить использование только современных технологий в рамках социальных/ политических/ экономических запросов, характеризующих этот момент в истории и даже предсказания будущего! Таким образом, никто не должен обращаться к прошлому, по какой бы то ни было причине: это не будет "принадлежать нашему времени"; такие попытки должны быть строго настрого запрещены рьяными адептами.]

Эта кажущаяся промашка с использованием многочисленных современных изобретений и технологических достижений в обрамлении древних форм может быть рационализирована в определенной степени, до тех пор, пока мы будем осторожно обращаться с жестким каркасом двери, с сантехникой и электричеством, со шкафами и столешницами, которые должны быть исполнены особенно тщательно и воспроизводить детали оригинала. Остается великий баланс равенства: высота от пола до потолка, организация пространства, архитектурный силуэт интерьера, окраска и материалы, двери и окна в духе соответствующей эпохи, композиция и элементы экстерьера, линия крыши и относящиеся сюда детали. Если не обращать внимания на эти моменты, мы будем иметь дело не со стилем эпохи, а с эклектизмом.

Мы рационализировали наши усилия по достижению исторического стиля. К сожалению, в конце мы имеем диаспору режущих глаз и дурно задуманных нелепиц, состоящих немного из того и немного из другого. Все это оправдывается нашей плюралистской максимой: если заказчик может вести себя как ему вздумается, почему не может архитектор? Упразднение любых правил приводит к хаосу и повсеместному уродству. "Правила", выработанные веками, суть основные направляющие, которым стоит следовать и сегодня. Работа в исторических стилях более осторожная и требует больше обучения, и все же она производит впечатление "правильной": ей можно научиться, и ее проведение будет добросовестным, даже если и не вполне компетентным архитектором или дизайнером менее вредоносно для эстетической сочетаемости и существующей выстроенной уже среды. Поэтому, оголтелое выражение высокомерного и невежественного индивидуализма может быть встречено только с улыбкой. Последнее явление параллельно чрезмерному выдвижению индивидуальности в мире искусства, особенно это касается непрекращающегося с середины 20 века и по наши дни дикого экспериментализма.



Режим плюрализма

Для начала нам следует признать некоторые из основных проблем, порожденных современными профессиональными проектировщиками и дизайнерами - первая из них - бесформенный план. Он стал особенно аморфен, учитывая введение диагоналей, изгибов и других визуальных уловок, призванных сделать план интересным и интригующим для заказчика при "прочтении" до начала изучения силуэта. Так как "план - это генератор" - модернистский постулат - типичный подход заключается в том, чтобы обеспечить одобрение плана, на основе которого будет громоздиться силуэт. Посмотрев на Виллу Ротонда Палладио, нам должно стать скучно от строгой геометрии повсюду, особенно в сравнении с нашими даже средними "полу" - индивидуальными планами, от которых разит чертежническим винегретом.

"План" изучался студентами изящных искусств с упоением и принципы симметрии, оси, пропорции, веса и композиции - от части распространяющиеся и на создание силуэта - так, как их применяли в формальных или классических зданиях. Даже асимметрия силуэта эпохи готического возрождения имеет логичную связь с планом, который содержит вышеперечисленные элементы. Чистая геометрия классицизма содержит круг и квадрат, в то время как восьмиугольник больше ассоциируется с готикой. ("Храм ветра", в основании Пантеона - один из немногих примеров использования восьмиугольника в классике). Эллипсы, полукруги, апсиды, цилиндрические и крестовые своды, развернутые сетки (очевидные в римском дворцовом строительстве, но потерянные на долгие годы, пока не были обследованы и описаны археологами) и прямоугольные пространства, зачастую следующие математическим соотношениям, основанным на музыкальных гармониях и на интервалах: октавах, секундах и терциях - все это было важно при разработке плана. Именно во времена эклектизма конца 19 столетия эти принципы были отброшены в поиске демократичного плана для простого человека.

Таким образом, архитектор должен определить уровень стиля эпохи который он хотел бы привнести. Насколько архаичными мы хотим быть; важно ли быть архитектурно правильным? Какие ключевые элементы можно сохранить пока современное планирование не нарушило нашего рецепта? До какой степени эклектизм повлияет на создание проекта? Верите ли вы в принцип тщательного воссоздания прошлого или простого создания "ощущения" прошедшей эры в современной постройке? Выбор ясен, и принимая во внимание огромные расходы, которых требует верное воссоздание исторического стиля, кажется, что все говорит за сокращенную версию. По моему мнению, чем больше архитектор приближается к историческому стилю, тем более долговечным и непреходящим будет результат. Ценность вложения очевидно больше.

Учитывая, что мы живем во времена плюрализма, этот вопрос был снят с обсуждения художественной интеллигенцией как иллюзорный. Человек поступает так, как чувствует или как он считает нужным, независимо от какой-либо теории или набора принципов - за исключением умопомрачительного - стремления к историческим стилям. Архитектура традиции - это один из примеров внимательного наблюдения и дань уважения творениям прошлого, особенного того, что нам удалось унаследовать в Западной традиции от "древних". Соблюдение правил архитектуры также важно для поддержания цивилизации как соблюдение законов. И в обеих профессия имеются свои лазейки и оправдательные параграфы. Мир искусства купался в анархии с очевидными результатами, включая всеобщую деградацию в старании, в технике, в качестве и в сущности. Мы достигли того момента, когда индивидууму дана сила, это апофеоз нашего времени удостоверения личности, идеал Айна Ранда. Мы потеряли наше общее наследие и спешке за личным выражением. Лучше упражнять наше ненасытное воображение, чем строить на основе достижений прошлого. Насколько нелепа эта идея в применении к науке или философии? Следующий отрывок из эссе студентки старшего курса поможет лучше проиллюстрировать вопросы возрождения, аутентичности и эклектики:

"Я до сих пор не уверена, в чем состоит разница между стилем, возрождением этого стиля и академической эклектичной версией. Возможно, возрождение пытается воспроизвести оригинал, а академическая эклектичная версия пытается только вызвать ассоциации?
Мне кажется, что любой объект архитектуры должен взять что-то от прошлого. Трудно сделать что-нибудь совершенно новое после того, как уже прошло три тысячи лет строительства.
Я думала, академический эклектизм может быть логичным разрешением проблемы стиля (т.е. что такое стиль? Это оригинал или копия чего-то другого?) потому что он тонок он без-стилен. Если это движение является кульминацией всех стилей (а я думала, что он мог бы ею быть) как нам относить к работе Ле Корбюзье и других, которые следовали за ним, кто не хотел иметь никаких исторических ассоциаций?"
Барбара Крэйван, 1997


В заключение

Создание проектов на основе исторических стилей предоставляет простые строительные блоки, с помощью которых любое поколение может импровизировать. Когда мы видим один фронтон храма, это не значит, что мы видели их все. Возводя этот аргумент в крайнюю степень, представим деревню, городок, город и жилые дома, архитектура которых основана на готических или классических примерах или то же самое, но полностью задуманное в духе невмешательства стилей модерн, пост-модерн, деконструктивизм или что вам еще может быть угодно.

Стоит ли безудержная свобода художника потери всякого порядка, всякого родства между отдельными частями? Первым примером может быть город Бат, или любой другой город, хранящий свое историческое прошлое, особенно в стиле предков, которые стоили до прихода большого разочарования современности и ужаса мировой войны. Вторая модель - это отражение хаоса и нигилизма, психопатической культуры. Послевоенные предместья Загреба, жилищные проекты в Чикаго, бетонные джунгли Хьюстона и Лос-Анджелеса, мертвящее впечатление от города Нью-Берлин, все они воплощают ожесточенно продвигавшийся мандат, однако физически они являют собой самые уродливые, самые жалкие частные и общественные пространства которые видела история до наших дней.

Соглашаться со строительством в историческом стиле в последнее время входит в моду. Но академический мир не может до конца отряхнуть свою догму существующего положения, унаследованную от модернистов. Таким образом, мы находим отдельных практикующих архитекторов, которые пренебрегают истеблишментом и оживляют красоту стилей прошлого. (Странно, перемена ролей!) Их работа не получает большой огласки, потому что СМИ медлит или побаивается высказывать явно свою позицию: это не прогрессивно, это не ново - только мождо. Движение в направлении традиционной архитектуры и городского планирования ("Новый Урбанизм") улучило импульс и, возможно, время второго Ренессанса в нашей стране (США) уже близко. Нет сомнения, мы наблюдаем возврат к традиции.

"Мы говорим о творчестве и о будущем, но мы игнорируем дисциплину изучения остатков прошлого. Я убежден, что прошлое - это наш главный источник творчества. Истинное творчество - это всегда приобретение нового, с целью адаптировать красивые и наполненные смыслом вещи для настоящего. Если мы не хотим стать культурой отмеченной раболепием, ужасной интеллектуальной и моральной ошибкой, порожденной в отсутствие творчества, мы должны сохранять прошлое. "Традиция, как выразился философ Йозеф Пипер - это вызов".
Е. Кристиан Копф, "Дьявол знает по латыни"